Социальный капитал нации

Что является социальным достоянием любой развитой нации? Этот вопрос остается дискуссионным на протяжении всего развития социально-экономической мысли. Мы уже видели как менялись экономические взгляды на сущность богатства наций, начиная с А. Смита и до наших дней. В разные времена разные исследователи по-разному оценивали факторы экономического благосостояния наций.

Если взглянуть на исторический срез потенциала наций, то на первый план следовало бы поставить обеспеченность страны природными богатствами. Однако далеко не все страны, которые занимают ведущие позиции в мире, имеют эти ресурсы в достаточной мере. Лучшим тому примером является Япония, которая не только не наделена, а можно сказать, обделена самых необходимых для экономического развития ресурсами и, вопреки этому, демонстрирует удивительные социально-экономические успехи.

С институциональной точки зрения, можно считать достоянием нации наличие в ней конкурентоспособных производителей определенных видов продукции, поскольку именно они создают особую национальную базу технологического опыта, знаний, мастерства, ноу-хау и т.д. Но преимущества, материализованные в продукции, технологиях, информации, становятся все менее постоянными.

Современная теория "конкурентных преимуществ" сосредоточивает свое внимание на главном достояние каждой нации - ее "социальном капитале. Под этим понимают кадрово-ценностный капитал нации, т.е. образовательный и квалификационный уровень людей в стране, наличие творческих и предпринимательских талантов, культурный уровень нации в целом. Известный американский экономист Р. Рейч писал: "Политики, конечно, не понимают, что реальный потенциал нации составляет даже не владение определенными технологиями, а способность граждан решать более комплексно задачи будущего, опираясь на способности адекватного их решения в прошлом или настоящем.

Говоря о "социальную экономику", мы в двоедности "социум - экономика" первенство или примат, предоставляем именно социума, поскольку он и является определяющим компонентом этого единства. Любая экономическая система оперирует таким понятием, как "рабочая сила", под чем понимают совокупность физических и умственных способностей человека, т.е. его способность к труду. Экономику, как таковую, прежде всего интересует не человек, а ее способность к труду, к воссозданию экономических условий жизни. Когда же речь идет о "социальную экономику" - то на первый план выходит человек как личность. Это - главная ценность любого общества. Каждый "социум" пытается обеспечить каждому своему члену максимально благоприятные условия жизни, труда, образования, здоровья, отдыха. Отсюда и гуманизм той или иной социально-экономической системы должна оцениваться не по декларативному лозунгами, а за теми реальными показателями благосостояния, которые этот строй предоставляет человеку. Нет необходимости доказывать, что Декларируемое социализмом "все - во имя человека, все для человека" оказалось лишь Русские лозунгом.

Длительное время без внимания экономической науки оставались сферы образования, культуры, науки и другие сферы духовного производства (т.е. творческих видов человеческой деятельности), как таковых самих экономических сфер, что и материальное производство. Отсутствует было и понимание того, что труд - это не просто затрата пассивного и однородного ресурса для производства массовой продукции, но источник всех и всяческих качественных сдвигов во всей системе экономических сил. Оказалось, что именно "слабая" и "хрупкая" Человек является самым надежным, а главное наиболее элементом этой системы. Правда, уже "неоклассическая теории" вышли на осознание того неоспоримый факт, что в арсенале всех богатств т.н. "человеческому капиталу" принадлежит ведущее место. Начались поиски зависимости между сложностью труда, уровнем образования работника, его производственной производительностью (ценностью) и величиной оплаты. Однако фрагментарнисть представлений о "человеке экономическую", не говоря уже о "творческой", все еще сохраняется.

Если в конце XVIII в. развивались идеи "человека экономического", то сегодня все больше внимания уделяется "человеку творческой", а главное - ее личности. Мы же привыкли больше полагаться на материальные последствия экономического прогресса, нежели на его создателей. В современных условиях, чем дальше, тем больше становится важным не сам факт наличия определенных материальных благ (т.н. "статические конкурентные преимущества"), сколько их эффективное использование и сохранение для грядущих поколений. Проблема "социального капитала нации" чрезвычайно важна для каждой страны, как с точки зрения его социально-экономического прогресса, так и в периоды экономических неурядиц. Общеизвестно, что такие високоцивилизовани страны, как США и Германия, в которых квалифицированная работа составляет преобладающую долю занятых (США - 80%, а в ФРГ - 70%), исходили из своих кризисов ценой огромных затрат именно на возрождение интеллектуального потенциала нации. В эти периоды нация напрягало все свои интеллектуальные силы и способности - от государственной элиты до мелких предпринимателей и квалифицированных рабочих. Для сравнения отметим, что численность квалифицированной рабочей силы в странах бывшего СССР составляла в этот период не более 15-17%.

Интеллектуальная духовная элита нации - результат длительной селекции, как бы не шокировало нас такое словоупотребление отношении людей. Более ста лет назад эту идею впервые высказал Фрэнсис Гальтон в книге "преемственность таланта". Он провел исследование родословий около пяти тысяч выдающихся людей всех времен и народов. Оказалось, что большинство из них имели выдающихся предков.

Интеллектуальная, духовная, творческая, мастерская, техническая, управленческая элита нации воспитывается поколениями. Она представляет главную ценность любого народа. Во время войн, революций, репрессий, кризисов - элита безжалостно винищуеться. Но во все времена у каждого народа остаются люди, чья духовность, нравственность, образованность, профессиональный талант, верность себе не поддаются ни давления, ни сомнения. В период т.н. "рыночных преобразований в постсоциалистических странах с последующей кризисом на всех уровнях наибольших потерь понес именно интеллектуальный потенциал этих стран. Это особенно досадно, учитывая то обстоятельство, что будущее возрождение любой страны возможно лишь при условии возрождения, в первую очередь, ее национального потенциала в кадровом срезе. В системе стратегических ресурсов нации ее социальный капитал является главным и ведущим стратегическим ресурсом.

Мы не случайно оперирует категорией "социальный капитал". Одним из наиболее распространенных предрассудков марксистско-ленинской политэкономии является тезис о непродуктивнисть т.н. "непроизводственной сферы" и невозможность купли-продажи интеллектуального продукта. Однако мировая социально-экономическая мысль давно рассматривает духовное производство в общем ряду сфер общественного производства. Т.н. "нематериальные" (духовное) производство занимает значительное место в современном хозяйстве. Его результаты, с одной стороны, органично включаются в общий конечного результата (и могут быть обраховани в конечном общественном продукте страны), а с другой - затраты на духовное производство является неотъемлемой частью общих издержек производства. Количество и качество интеллектуального продукта в большей степени характеризуют уровень социально-экономического развития современного общества, чем привычные показатели производства энергии, металла, машин и оборудования.

Духовное производство, вне всякого сомнения, имеет свою специфику. Однако, с экономической точки зрения, продукт духовного производства проходит те же стадии, как и любой другой продукт, то есть он производится и воспроизводится: создание продукции, ее распределение, хранение, реализация. К отраслям духовного производства относят науку, искусство, культуру, просвещение и т.д. В этих областях есть своя специфика - такие, как научное и художественное (художественный) производство создают товарные ценности, а остальные отраслей занимается отбором, хранением и распространением этих ценностей. Как бы там ни было, но вполне правомерно, учитывая этот факт, вести речь о рынке новых благ (товаров и услуг) духовного производства.

Духовное производство, создавая товарное предложение, одновременно порождает в весьма заметных масштабах и спрос на производственные ресурсы. Тем самым духовное производство оказывает заметное влияние на процесс общественного производства и воспроизводства в целом. Поскольку мы признаем не только правомерность, но и приоритетность духовного производства в последующем возрождении страны, в найважливих национальных приоритетов следует отнести не только сохранения, но и развитие кадрового потенциала страны. Центральной проблемой здесь выступает воспитание и образование, а уже на этой основе происходит формирование у нового поколения иной системы духовных и нравственных ценностей, жизненных ориентиров, развитие профессионализма и творческих индивидуальных свойств.

Есть и несколько иные взгляды на проблему "социального капитала". Так, философ Альберт А. Хиршман считает социальный капитал "моральным ресурсом", то есть ресурс, который количественно растет, а не уменьшается при его потреблении и который (в отличие от физического капитала) уничтожается, если его не использовать. В отличие от обычного капитала "социальный капитал" представляет собой "общественное благо" ( "public good). Другими словами, это не частная собственность тех, кто получает от него выгоду. Подобно других общественных благ - от чистого воздуха к безопасности движения на улицах - "социальный капитал" не может быть предоставлен в необходимых количествах частным лицам. А потому он должен быть попутным продуктом других видов социальной активности. Социальный капитал - это связи, нормы и доверие, которые могут передаваться из одной социальной ситуации в другую. Успешное сотрудничество в конкретном деле порождает связи и доверие, а это является социальными активами, которые способствуют будущему сотрудничеству в совершенно других областях.

Запасы социального капитала - доверие, нормы поведения, социальная сеть - имеют свойство самовидтворюватися и нагромаджуватися. Как и в случае с обычным капиталом, те, кто его имеет, может его увеличивать и приумножать. "Социальный капитал" повсеместно в мире начинают рассматривать как жизненно необходимый элемент экономического развития. Социальный капитал, воплощенный в нормах общественной активности и участия, является предварительным условием экономического процветания, так же, как и эффективного самоуправления. Специалисты по экономическому развитию утверждают, что основа успеха в наличии общественного сознания.

Каким же образом "социальный капитал" укрипляе хорошее правительство и способствует экономическому прогрессу? Прежде всего, сеть общественного участия и сознания способствует формированию норм совместной взаимозависимости: я сделаю это для тебя, ожидая, что со временем ты или кто-то другой ответит мне тем же. Общество, которое возлагается на нормы общей взаимозависимости и взаимодействия, более эффективное, чем недоверчиво общество. Доверие играет роль смазки в социальной жизни. Политолог Э. Остров интересовалась вопросом: почему некоторые кооперативные усилия по управлению совместными ресурсами (такими, как пастбища и водные источники) были успешными, а другие потерпели поражение? Она пришла к выводу, что успешное решение проблемы определяется, прежде всего, имеющимися запасами "социального капитала". Так же и действия государства или правительственных структур, которые игнорируют или подрывают существующую социальную сеть и инфраструктуру, могут потерпеть провала. Выше (см. главу XI) мы рассматривали особенности западных и восточных цивилизаций. Называя причины успеха т.н. "драконов" Восточной Азии, европейцы меньше внимания уделяли тем тесным социальным связям, которыми исторически проникнуты восточные общества. Однако некоторые исследователи считают, что в этих странах зарождается даже какая-то новая общественная форма - т.н. "сетевой капитализм" ( "network capitalism"). Эти сетки, которые часто базируются на расширенной семьи или соединены этнической общине, создают благоприятные условия для доверительных отношений, экономии на расходах, оперативной информации и инновациях. Выдающееся экономический рост в Китае последних десятилетий в основном спиралося не на формальные институты, а на т.н. "гуаньси" ( "личные связи"), которые обеспечивали как заключение и соблюдение контрактов, так и накопления и инвестиции. Все это позволяет, так сказать, превращать "социальный капитал" в капитал финансовый.

Чрезвычайно важную роль играет социальный капитал и в развитых западных странах. А. Маршал, один из "отцов" экономической науки, вел исследования высокоэффективных и гибких "индустриальных Дистрикт. Ведущее место в их развитии он отводил "сетка" сотрудничества в среде мелких предпринимателей и рабочих. Именно высокая концентрация "социального капитала" питает ультрасовременные отрасли производства. Специалист в области экономической социологии М. Грановеттер доказал, что такая экономическая активность, как поиски работы и заключения соглашений, намного эффективнее, если она происходит в рамках "социальных сетей". В конце концов сторонники "новой теории роста" решающее значение придают социальной структуре, т.е. "феноменам человеческого капитала" по сравнению с другими факторами экономического прогресса. Нобелевский лауреат Р. Лукас, создатель теории "рациональных ожиданий", отмечает, что "накопление человеческого капитала имеет в своей основе социальную деятельность, которая вовлекает в свою орбиту группы людей и не имеет аналога в накопления физического капитала.

Концепция "социального капитала" открывает новые пути сочетания неформальной социальной инфраструктуры с действенной государственной политикой. Правда, "социальный капитал" не может заменить эффективную государственную политику, он является скорее ее эффективной предпосылкой и частично ее следствием. Разумная государственная политика стимулирует образование социального капитала, а социальный капитал повышает эффективность действий правительства.

Понятие "социального капитала" может помочь сформулировать новые стратегии развития. Р. Д. Патни, директор Центра международных отношений Гарвардского университета, предоставляет феномена "социального капитала" по крайней мере такую же роль в развитии рыночной экономики и создании демократических институтов в бывших коммунистических странах Евразии, как и предоставление займов или технологической помощи. Он считает, что именно дефицит "социального капитала" в этих странах не позволяет решить большинство жизненно важных проблем.1 Возрождение социального капитала предусматривает создание новой базы знаний, которая бы отвечала технологическим изменениям, осложнение производства, возросло уровню конкуренции, интернационализации хозяйственных процессов.

Мировой опыт убеждает, что крупномасштабного трансформации, как правило, сопровождаются разработками и реализацией соответствующих программ. Наиболее ярко это было продемонстрировано Японией, которая в 80-е годы не только догнала, но и опередила мировых экономических лидеров. Высококвалифицированные эксперты разработали целый ряд документов, которые вместе взятые были объединены в непротиворечивого Национальную Программу (концепцию) развития страны к концу столетия.

В основе национальной Программы развития Японии лежали национальные цели и приоритеты, была определена суть "поворота" в обществе и экономике. Было подробно проанализировано демографическую ситуацию в стране, проблемы экономического роста с учетом национальной специфики, международные позиции страны. Все это под углом зрения соответствия (или несоответствия) тогдашним социальным и экономическим целям национального развития, практике. Были тщательно проанализированы, что в стране есть имеющимся (ее ресурсы и возможности) и какие факторы мешают достижению национальных задач.

Большой раздел был посвящен прогнозам развития на два десятилетия вперед. Для этого были проанализированы тенденции мирового развития, проведено сопоставление с оценками тенденций развития национальной экономики. Самое главное - все чисто экономические проблемы рассматривались под углом зрения перспектив изменений традиционного японского стиля жизни, систем ценностей, вкусов и сознания людей с особым выделением того нерушимого и глубоко национального, что изменениям не подлежит.

На этой основе были разработаны и сформулированы национальную стратегию на период до конца века с выделением первостепенных проблем. Исходя из тенденций интернационализации экономики было произведено задача вхождения в мировое сообщество (на основе теории "конкурентных преимуществ высоких технологий"). С целью достижения уровня самые стран мира был сделан акцент на "ценностную" переориентацию граждан страны.

Ведущей идеей всей стратегии "перестройки" было провозглашено решение новых, более сложных задач, которые требуют новой квалификации и уровня знаний. Поэтому базовыми компонентами новой общенациональной стратегии стало стимулирование творчества и иновативности, активное обучение и переобучение кадров всех возрастных групп, создание благоприятной социальной среды для наиболее эффективного использования предпринимательства, активной конкуренции, обеспечение равных индивидуальных и стартовых возможностей. Одной из центральных во всей национальной стратегии возрождения Японии стала новая концепция государственности, государства и государственного сектора экономики, его размеров и эффективности. Неслабую внимание было уделено проблеме общенационального использования земли, транспорта, связи. Все многочисленные документы были четко согласованные и структурированы в системе национальных интересов. Они образовали единую концепцию государственности, модернизации промышленной структуры и ценностной переориентации граждан в японском обществе.

Вся Программа была проникнуты центральной идеей - мобилизация. воспроизводства и накопления социального капитала нации. Каких успехов добилась Япония благодаря практическому воплощению этой Программы в жизнь - общеизвестно.