Особенности национальной социальной экономики

Когда анализируют "рациональные и эффективные" социально-экономические системы, то применяют в основном один из трех самых распространенных методологических подходов.

В соответствии с первым подходом - путь к "успеху" пролегает через реализацию вечных и универсальных принципов рыночной организации общества, независимо от различий в культуре и обычаях народа. Сторонники другого подхода, напротив, выделяют народ, этнос, его традиции, привычки и менталитет как определяющий фактор любой хозяйственной системы, без чего ни о какой "успех" и речи не может быть.

Третий подход условно можно назвать "эволюционным". В соответствии с этим любая хозяйственная система и общество в целом, постоянно меняются под влиянием разнообразных условий-природных, экономических, исторических, психологических. Соответственно изменяется и экономическое поведение людей, их социальные и прочие ценности, стимулы к труду. По этим подходом, решающей силой, которая формирует социальную экономику и общество в целом, является динамика культурной среды в широком смысле.

Так какой же подход следует считать правильным? Дело в том, что при рассмотрении конкретной национальной социально-экономической системы необходимо учитывать все три подхода. Рыночная экономика, а тем более социальная рыночная экономика, всегда по-своему вписывается (или не вписывается в быт, привычки и традиции того или иного народа. Отдельный человек, а тем более целый народ, не могут быть органично включены в систему, что противоречит его природе и его морали: они взаимно видторгатимуть друг друга. Каждый народ имеет свои исторические традиции, национальные особенности, свою специфику социально-экономического уклада. Поэтому первый и главный принцип життестийкости любой социально-экономической системы - ее соответствие природным основам человеческой психологии и вековым традициям данного этноса .* Этносы возникают, развиваются и со временем разрушаются. По утверждению Л. Н. Гумилева, средний срок жизни этноса полторы тысячи лет. Если согласиться с этим утверждением, то Киевская Русь, и Украина, как ее наследник, имеет "этнический возраст" наподобие старых этносов стран Западной Европы, а этнос России начал формироваться значительно позже. Относительно этноса Соединенных Штатов - он еще совсем молод. Т.н. "цивилизованные" страны Западной Европы называют "христианским миром". Его возникновение относят к IX в.

Трипольская культура - одна из древнейших известных человечеству цивилизаций. Возникла она на берегах Днепра, начиная с IV - III тысячелетий до н. есть, то есть раньше египетской и шумерской культур. Полагают, что это была первая "хлебопашеский цивилизация", которая позволила создать излишек продукта общественного труда, что и повлекло за собой развития человеческой цивилизации в целом.

Истоки трипольской культуры прослеживаются в истории многих народов, но ее географический ареал позволяет утверждать, что украинский народ является прямым ее потомком. По признанию ЮНЕСКО, именно украинский народ обогатил человечество культурой земледелия, а "хлебопашеский цивилизация", как известно, определила дальнейшее развитие человечества. Именно она дала толчок развитию городов, письменности, религиозного мировоззрения, дальнейших культурных достижений и ценностей человечества. Полагают, что трипольская культура лежит в основе и пронимают украинскую национальную идею. Неразрывная связь с землей и чувство социальной справедливости, стремление к независимости и свободного развития пронимают тысячелетнюю украинскую ментальность и формируют национальную украинскую мечту.

Экономисты в основном пишут о физические и умственные способности, которые якобы напрямую связаны с "рациональными" экономическими интересами. К великому сожалению, реальное поведение людей (а не "рациональных индивидов) не соответствует этой упрощенной схеме. Между способностями и "рациональными интересами" стоит целый мир инстинктов, моральных норм и традиций, которые и создают основу естественно-исторической сущности человека. Хозяйственный механизм, который построен по всем правилам научной логики - ориентированный на максимум общественного благосостояния, но такой, что пригноблюе индивидуальную свободу - обречен на неэффективность и дезинтеграции.

И наоборот, система, которая предоставляет пространство инстинктами, свободы, творчества и соревнованиях, в конце концов, несмотря на все расходы и преграды, окажется более эффективной и жизнеспособной. В западных странах традиционно большое внимание уделяют правам собственности. Вопрос о том, как распределяется собственность среди отдельных лиц, корпораций, кооперативов, в государственном секторе имеет существенное значение. Но еще более важным является то, как именно эти права регулируются обществом: что может и чего не может делать владелец, каковы его обязанности.

Говоря об особенностях "социальных экономик" разных стран, экономисты и социологи выделяют их определяющие черты для отдельных стран и регионов.

Так, особенностью "скандинавской" социально-экономической модели традиционно считается высокий удельный вес государственного сектора, наличие мощных финансовых групп и развито кооперативное движение, высокая квалификация рабочей силы. Т.н. "скандинавская модель" традиционно отмечалась социальной направленностью экономической политики - предоставлением приоритета в достижении полной занятости, улучшении условий труда, в создании развитых систем социального благосостояния, охране окружающей среды. В скандинавских странах социально-экономические структуры всегда пристосовувалы к быстро изменяемых условий свитогосподарчого развития. Это отражалось на сдвиги в хозяйственной структуре и приоритетах экономической политики.

Этнические традиции разных стран предоставляют в распоряжение хозяйственной системы всю разнообразии выработанных историей навыков поведения. Так, в США в регулировании хозяйственной системы ключевую роль традиционно играют юристы. их количество на тысячу жителей в несколько раз превышает аналогичные показатели по странам Западной Европы. Во Франции, напротив, роль судопроизводства в хозяйственной системе менее заметна, но гораздо отчетливее роль чиновника. Исторические условия развития этой страны, культура и привычки народа традиционно предпочитали административному контролю, централизо, бюрократии. Поэтому французский чиновник всегда пользовался авторитетом и влиянием.

В Японии относительное количество чиновников втрое меньше страны Западной Европы. Однако в Японии чрезвычайно велика роль государственного и корпоративного регулирования. В этой стране чрезвычайно высокий дух "клановой организованности", когда отношения строятся на личном авторитете, связях, влиянии, взаимопомощи. Япония представляет собой невиданный симбиоз рыночной конкуренции, частного хозяйствования и рационализма с коллективной дисциплиной, самоограничение, кооперации, взаимопомощи.

Русские традиции в хозяйства на протяжении веков определялись двумя моментами - традициями "государственности" и традициям "общинности". Вся российская история - удельные-княжеская, крипосницька, рыночно-капиталистическая - проникнуты этими традициями. Отсюда - централизованное регулирование всего хозяйственного жизни и требования т.н. "социальных гарантий". Октябрь 1917 г. не отменил этих традиций, а лишь довел их до крайности, до абсурда. Теперь, чтобы оторвать многомиллионные массы людей от государственного содержания, от бюджета, нужно сломать психологический стереотип поведения народа. Поэтому реформа должна решать довольно сложное и парадоксальное задача - создавать новый хозяйственный механизм, который в определенной степени отрицает традиционные национальные черты поведения народа. Что касается Украины, то ее уникальное геополитическое положение между Востоком и классическим Западом определило особенности национального менталитета и в значительной мере сказалось на его трагической истории. Украинская национальная идея всегда была связана с синтезом национального и социально-демократического освобождения. Постоянные попытки Украины избежать "объятий" Речи Посполитой с ее явно выраженным утилитарных индивидуализмом и диктата Российской Империи с крайностями ее "государственности" заставляли искать новые формы сосуществования человека и общества.

Говоря о чисто "украинскую социально-экономическую модель, можно сказать, что исторически и традиционно, даже подсознательно, она старалась избегать крайностей как директивно государственности, так и безграничного либерализма. Исторически сложилось так, что эта социально-экономическая модель была реализована в других европейских странах, но генетически украинская "национальная идея" всегда была ориентирована на цивилизованные формы социального бытия с его максимальным сочетанием общегосударственного и личного интересов. Можно утверждать, что украинская национальная идея во многом опередила свое время, но ей не суждено воплотиться в реальную практику, в жизнь. Народов, проживавших на территории Украины, судились страшные человеческие и материальные потери в течение многих веков, особенно в XX веке с его бесконечными экономическими, политическими и духовными неурядицами. Это отразилось на национальном менталитете и таких чертах национального характера, как здравомыслие, природная осторожность, умеренность, отсутствие "легковажности", приватновласницька мотивация и традиции взаимопомощи, чувства "общины". Или не просматриваются здесь параллели с японским менталитетом?

Таким образом, можно констатировать, что украинская национальная идея неразрывно связана с исторической судьбой человечества, с его социальными и экономическими проблемами.