Проблема "экономического" и "социального" прогресса

В гуманитарных науках часто используется термин "социально-экономический прогресс". Вовсе не отрицая права на существование такой категории, заметим, что для нужд нашего анализа нужно не только различать понятия "экономического" и "социального" прогресса, не только выяснить их несовпадение, но и указать на их определенную несовместимость.

Одной из центральных проблем "экономики" как науки является исследование проблемы такого использования редких ресурсов (средств производства), при котором достигается наибольшее или максимальное удовлетворение безграничных потребностей общества. Поскольку наши потребности практически безграничны, а ресурсы ограничены, мы не можем полностью удовлетворить все материальные потребности. Единственное, что нам остается, это попытки максимально возможного их удовлетворения. Поэтому о "экономический прогресс" можно говорить тогда, когда мы с относительно меньшими ресурсами добиваемся относительно большего результата, относительно большей производительности. Экономический прогресс общества фокусируется в экономической целесообразности, рациональности, эффективности.

Что экономисты понимают под "эффективностью"? Примерно то же самое, что в технике понимают под понятием КПД (коэффициент полезного действия). Когда в машиностроении говорят, что локомотив имеет мощность двигателя всего 10% от топлива, которое он использует, то это означает, что КПД = 10%, поскольку 90% энергии от этого топлива не превращается в продуктивную энергию. Она теряется в результате трения и потерь тепла. Итак, на "входе" в систему топливо (расходы), на "выходе" из системы - определенное количество полезной энергии (выпуск).

Коротко эта основная проблема экономики формируется как "затраты-выпуск". Экономическая эффективность характеризует связь между количеством единиц редких ресурсов, которые применяют в процессе производства, и количеством продукции, получаемой на применены ресурсы. Большее количество продукции, получаемую на данный объем затрат, означает повышение эффективности и экономический прогресс; уменьшение объема продукции - падение эффективности, регресс.

Со времен Аристотеля и Смита экономическая наука изучает все, что способствует экономическому прогрессу, а также все то, что ему мешает. В одной из последних работ, посвященных этой проблеме, сотрудники американского института Дж.Гвартни и Ричард Строуп так определяют семь наиболее общих источников экономического прогресса: частная собственность, свобода рынка, рыночная конкуренция, эффективное капиталотворчий механизм, денежно-финансовая стабильность, низкий уровень налогов, свободная торговля. Комментируя сказанное, авторы отмечают, что люди становятся гораздо винахидливишимы и используют все способы и источники для экономического прогресса, когда они действуют на основе частной собственности.

Свобода рынка: любая политика, направленная на ограничение рынка и рыночных отношений, прямо мешает экономическому прогрессу. Конкуренция резко повышает эффективность использования ограниченных ресурсов и обеспечивает долговременные стимулы для внедрения всех инноваций и технологических улучшений.

Если любая нация (народ) хочет реализовать свой потенциал, она должна так наладить действия экономического механизма, чтобы он способствовал предпринимателям осуществлять прибыльные проекты.

Стабильность кредитно-финансовой системы: вследствие инфляционной кредитно-финансовой политики сигналы в виде цен, что их посылает рынок, искажаются, а рыночная экономика разрушается.

Низкий уровень налогообложения: люди производят больше, если им разрешено получать большую часть заработанного. Когда американский президент Франклин Рузвельт заметил, что "чрезмерно высокие налоги оборачиваются заводами, стоящих фермам, проданными с целью уплатить налоги, а также группами людей, которые бродят по улицам и тщетно ищут работу". Высокая ставка налога приводит к сокращению производства и уменьшение доходов. Тому есть несколько причин. Первая. Высокий уровень налогов несет ослабление охоты к труду и снижение производительности труда. Вторая. Через высокий уровень налогообложения сокращается объем образуемых капитала и снижается эффективность его использования. Третья. Высокие ставки налога побуждают людей использовать не те более желательны для них товары или блага, за которые взимается налог с личного счета, а те товары или блага, которые являются менее желательными, но не входят в налогооблагаемый личного прибыли.

Свободная торговля: страна имеет выгоду если продает товары, производство которых является для нее сравнительно дешевым, и использует полученные поступления для закупки того, что она сама может изготовить только дорогим средства. Кроме всего прочего, благодаря международной торговле стимулируется развитие конкуренции на внутреннем рынке, а потребителю обеспечивается широкий выбор товаров по самым низким цинами.1 Понятие экономического прогресса щонайтиснише связано с проблемой "экономического роста". Оно достаточно объемное, сложное и багатоаспектне. Страны возрастают по общим масштабам производства и занятости, валовым и реальным продуктом, численностью населения, накопленных богатством уровню жизни типичной семьи, степени облегчения тяжелого труда и количеством свободного времени после работы. Все перечислено - вместе взятое и каждое частности - различные аспекты экономического роста.

Так чем же измерить экономический рост? К великому сожалению, удовлетворительного ответа на этот вопрос еще нет. Поскольку процесс этот многосторонний - ни один показатель не дает полного представления относительно экономического роста. Сотню лет назад Англия была одной из найбагатиших и самых динамичных государств мира. Однако благодаря быстрым темпам экономического прогресса Соединенные Штаты не только догнали, но и опередили Англию. Для того, чтобы сравнивать экономическую мощь и мощность отдельных стран экономисты обычно применяют такие объединяющие, обобщающие показатели, как валовой национальный продукт (ВНП) или чистый национальный продукт (ЧНП). Однако и здесь возникают трудности. ВНП Индии почти на 70% превышает ВНП Швейцарии, однако по уровню жизни населения Индии отстает от Швейцарии во много десятков раз. Следовательно, неверным был бы вывод о более высокий уровень, а, тем более, о высший экономический прогресс Индии по сравнению со Швейцарией. Видимо с этой точки зрения, наиболее сприйнятним показателем экономического роста и прогресса следует считать объемы реального ВНП или ЧНП на душу населения. Одновременно Стоимостная оценка ВНП или ЧНП отнюдь не дает адекватного измерения таким духовным и неэкономичных показателям, как образование, квалификация, состояние здоровья и окружающей среды. Известно также, что важнейшим показателем жизненного уровня считают досуга. Но этот показатель вообще не находит никакого отражения в валовом продукте.

С учетом сказанного, тут же возникает сложность и неоднозначность проблемы измерения экономического роста. И что понимать под "экономическим прогрессом" вообще? Ведь увеличение мощности фабрик и заводов может спричинитися до такого загрязнения окружающей среды, что это может отбить любой аппетит и желание покупать новые товары.

Но еще более осложняется проблема "экономического прогресса", когда мы начинаем сравнивать рост валового или чистого национального продукта с его конкретным распределением. Так, если увеличение совокупного ВНП в стране сопровождается существенным ухудшением в распределении этого продукта среди населения, то большая часть населения вообще не посчитает, что произошло экономический рост, а тем более "экономический прогресс". Для них такой "экономический прогресс" означает "социально-экономический регресс.

Поэтому понятие "экономический" и "социально-экономический", а также "социальный" прогресс не тождественны. По мере того, как происходит социальная переориентация экономики, "социальный прогресс" приобретает все большее значение. Если вспомнить "пирамида Маслоу" (см. гл. VII, § 1), то в совокупности потребностей и их приоритетности сугубо материальным (физиологическим) потребностям относятся далеко не лидирующие позиции. Более того, с шествием "экономического прогресса" именно эти чисто экономические нужды видсуваються и уступают место другим - социальным, духовным, моральным. Вместе с изменением потребностей происходит и изменение всей системы интересов, в которой все большую роль начинает играть доля внеэкономических (личностной) составляющей. Показатели и факторы "социального прогресса" начинают играть ведущую роль.

На первый план выходят новые фундаментальные категории - "человеческое богатство", его накопления и усовершенствования, всестороннее развитие человека. Рабочая сила постепенно перестает выполнять роль лишь фактора, который "обслуживает" экономический рост. С изменением качества работника все большая совокупность внеэкономических характеристик (образование, здоровье, общая культура), которые формируют это качество, интегрируются и превращаются во вполне реальный "капитал", на новую форму общественного богатства (социальный капитал нации).

Поскольку величина этого "человеческого капитала" прямо сказывается на характере общественного воспроизводства, то в структуре общественного богатства не может не происходить увеличение доли его внеэкономических составляющей. Формирование новой составляющей в структуре общественного богатства становится одновременно условием и конечной целью самого накопления. Повышение качества индивида и работника становится тождественным процессу накопления общественного богатства, а именно оно приобретает духовной формы своей реализации. Вот здесь с полным на то основанием можно вести речь о "социальный" и "экономический" прогресс, т.е. о социально-экономический прогресс человечества. Но сразу возникают новые проблемы. Одной из острейших проблем "социальной экономики является противоречие между экономической эффективностью и социальной справедливостью.