Семья в мире социальной экономики

Состояние экономики любой страны отражается полнее всего в семье. Именно "семейная экономика" или "домашнее хозяйство" представляет собой первичную и самая звено всей социально-экономического системы в стране. Безусловно, семейная жизнь - это сфера особых отношений, и здесь нет места некоторым товарно-денежным отношениям, присущие экономике в целом. Однако это не означает, что семья не подчиняется законам экономики вообще, социальной частности. Просто, в определенной степени, действия этих законов испытывает особого влияния и представляет собой предмет специального рассмотрения.

Одним из величайших исследователей именно "семейной экономики", который несколько по-новому подошел к рассмотрению этой "экономической ячейки" общества, стал Г. Беккер, американский экономист и социолог, профессор Чикагском университете. Он применил комплексный подход и доказал, что большинство сфер человеческого поведения подчиняется тем же принципам, что и остальные процессов производства и сбыта товаров, за что и был отмечен Нобелевской премией 1992 года.

Экономический подход к человеческому поведению позволил Г. Беккеру объяснить такие социальные явления, как расовая дискриминация, проблемы образования, ведение домашнего хозяйства, проблему преступности, причины бракосочетаний и разводов, планирования численности детей в семье и даже вопрос об человеческий альтруизм.

Г. Беккер весьма интересно объяснил тягу людей к высшему образованию. Поскольку образование в Соединенных Штатах, как и в большинстве государств мира, платная и стоит достаточно дорого, то студенты и их родители подсознательно подсчитывают, насколько выгодным для них такие расходы. Эта выгода определяется самом деле очень просто: это разница между пожиттевимы заработками тех, кто получил высшее образование, и тех, кто бросил учебу после получения среднего образования. Расходы же на образование составили не только стоимости самого обучения, но и величине доходов, студенты не получают "в сравнении со своими сверстниками, которые сразу начали работать. Спивставившы расходы на образование и выгод от его получение Беккер неоспоримо доказал, что помещение денег в образование - дело даже более выгодна, чем коммерческие операции большинства американских фирм (последние, как известно, получают очень высокую прибыль) *. Так он объяснил поезде американских юношей и девушек к образованию. Особое значение имели исследования Г. Беккера для "семейной экономики" и "домашнего хозяйства" .** Интересным оказался его чисто экономический подход к проблемам бракосочетания: "Люди женятся тогда, когда надеются получить больше радости от брака, чем от жизни в одиночестве и поисков более идеальный спутника Именно так и количество детей в семье зависит от затрат и благ, связанных с появлением ребенка на свет, поэтому люди стремятся иметь меньше детей, если женщина работает и хорошо оплачиваемую работу, когда государственные субсидии и налоговые льготы на иждивенцев сокращаются, когда стоимость образования и приобретения профессии растет, и тому подобное ".1

Тщательный анализ статистических материалов и расчеты позволили Г. Беккеру доказать довольно парадоксальные вещи. Ведь известно, что рост благосостояния, особенно в развитых странах, приводит не к росту, как следовало бы ожидать, а к сокращению числа детей в семьях. Наибольшей рождаемостью, известно, отмечаются страны, слабо развитые в экономическом отношении. Для европейских стран уменьшение рождаемости проявилось в известном явлении под названием "кризис семьи". Эта проблема проявилась в росте количества разводов в большинстве развитых стран. Вот как Беккер объясняет проблему разводов: "Люди расстаются тогда, когда они больше не верят в то, что лучше и впредь сохранять семью. В частности, уровень разводов растет, когда заработки женщин начинают превышать доходы мужчин, для таких женщин выигрыш от нехватки сокращается ".

Отсюда довольно парадоксальный, на первый взгляд, вывод - чем более последовательной является правительственная политика по преодолению дискриминации женщин, тем выше социальный статус женщины, так и ее доходы, но тем глубже "кризис семьи" и низкая рождаемость. Глубинная причина этого явления содержится опять-таки в экономическом подходе: высокооплачиваемая женщина рассматривает свое супружеская жизнь, выход замуж, рождение ребенка, ведение домашнего хозяйства - как своего рода "мини-фабрику. Она подсознательно связывает, что дает ей новая работа на "семейном мини-фабрике" совместно со всеми благами супружеской жизни, и ее достаточно высокооплачиваемая работа в офисе или на производстве. Если последняя преобладает, человек имеет мало шансов удержать женщину возле домашнего очага. Исследования Беккера сделали переворот в общественном мышлении и заложили фундамент совершенно нового подхода к выработке социальной политики. Рекомендации американского экономиста оказались довольно удобное и для европейских стран с их семейными проблемами, и для американских образовательных проблем, и даже для решения такой, на первый взгляд далекого от экономики сферы, как преступность.

Г. Беккер экономически доказал, что для сокращения преступности государству лучше усиливать НЕ уголовные меры, а совершенствовать работу полиции (следовательно более финансировать ее) по поиску преступников. В странах т.н. "рыночной экономики" "семейная экономика" составляет основу всей национальной экономики. Лишь небольшая доля собственности в такой экономике относится не семьям конкретных граждан, а государству.

Поскольку рыночные экономики основаны на частной собственности, то значительная доля денежных поступлений в домашних хозяйствах "связана так или иначе с собственностью разных видов. В такой экономике семьи выступают собственниками различных видов производственных ресурсов. Так, семьи могут владеть определенными коммерческими объектами (фабрика, завод, магазин, транспортное средство, кафе), иметь землю, ценные бумаги (акции, облигации), определенные накопления средств в банках. Наконец, семьи имеют самый ценный ресурс - рабочую силу членов своих семей или родственников. На все перечисленные виды собственности получаемые доходы в определенной, особой форме. , Коммерческие объекты могут приносить прибыль в форме "дохода на собственность", ценные бумаги - дивиденды или доходы корпораций, банковские сбережения - процент, земельные участки, предоставляемых в аренду, приносят ренту. И наконец, на рабочую силу, применяемую в различных отраслях народного хозяйства, получаемая заработная плата, предприниматели - торговый и промышленный прибыль, а люди творческого труда - гонорар за юридическую послу-. ю, написание книги, выступление артиста т.д. В структуре т.н. "семейных доходов, как в зеркале, отражается вся сущность социально-экономической системы как таковой.

Основой экономической свободы, а как следствие, социальной, политической и личной свободы, в рыночных экономиках ", является именно частная собственность. Человек, владеющий собственностью или на фабрику, то ли на свою рабочую силу, должен получить на этот ресурс определенный доход.

Совсем другая ситуация складывается в социально-экономической системе, в которой человек лишен собственности. Экономическая система, основанная на т.н. "общественной собственности" - командно-административная система (КАС) - практически лишает своих граждан возможности получать адекватное их трудовым усилиям доход. Все граждане в такой системе автоматически попадают в положение зависимых просителей, которые полностью пидкорени произвола чиновников. Последние, на первый взгляд, также лишены собственности, но они становятся в командно-административной системе обладателями особого ресурса-власти, которая предоставляется должностью. Это касается всех командно-административных систем и всей ряда чиновников разных времен (жрецов Древнего Египта вождей и их окружения при племенном устройства, партийной номенклатуры в бывшем СССР).

Собственно говоря, экономическая система под названием "командно-административная система" в строгом научном понимании ею не оказывается. Исходя из определяющей черты "экономики" как такой, которая предусматривает равенство, эквивалентность, видплатнисть экономических взаимоотношений, мы сразу замечаем, что КАС организована таким образом, что взаимоотношения между государством как собственником "всего и вся" и гражданами, лишены любой собственности , строятся на основе принципиально отличных от нормальных экономических основ: государство одной рукой забирает весь производимый в обществе продукт, а другой - предоставляет своим "подчиненным" кое в виде "платы за труд", а кое в виде "бесплатных" т.н. "общественных фондов потребления". Самое главное при такой системе взаимоотношений - нарушение основного экономического принципа - эквивалентности и видплатности. В командно-административной системе заработная плата сознательно, искусственно и целенаправленно занижена, чтобы государство могло покрывать расходы на создание и предоставления "бесплатных" (но известно, что "бесплатных" завтраков, и обедов, не бывает) благ - жилье, образование, лечение , путевки на отдых и т.д. Они и составили основу т.н. "общественных фондов потребления". их отличительная особенность - именно "безплатнисть", которая полностью разрушает любую эквивалентность и оплатнисть во всех экономических взаимоотношениях граждан в таком социально-экономическом устройстве.

Основу "социальной экономики" и всего "домашнего хозяйства" составляет семейный бюджет. Под ним понимают структуру всех доходов и расходов семьи за определенный период времени (месяц, год). Изучение семейных бюджетов отдельных семей дает достаточно полное представление о состоянии экономики любой страны. Данные о семейные бюджеты позволяют оценить степень экономического развития страны.

Еще в прошлом веке немецкий статистик Эрнст Энгель обнаружил некоторые интересные закономерности. В частности, он доказал, что с ростом семейных доходов удельный вес расходов семьи на питание снижается, доля расходов на одежду, жилье и коммунальные услуги меняется мало, а доля расходов на удовлетворение культурных и иных нематериальных потребностей - растет весьма заметно. Позднее зависимости, что их исследовал Энгель, вошли в экономическую науку под названием "закона Энгель.

Энгель утверждал, что доля семейных расходов на питание является важным показателем экономического развития страны в целом. Причем, чем меньше процент этих расходов, тем выше уровень экономического развития. Сегодня стало общепризнанным, что по этому показателю можно сопоставлять уровень благосостояния различных групп населения в пределах одной страны и сравнивать благосостояние граждан разных стран. Если сравнить благосостояние граждан бывшего СССР с другими странами, то в конце 80-х годов XX ст. народы 1 / 6 земного шара с их расходами на питание на уровне 40 процентов семейного бюджета занимали последнее место среди таких стран, как США, Япония, Швеция, Греция, Португалия.

Согласно "закону Энгель", по уровню экономического развития и по уровню благосостояния населения в целом ведущие позиции в мире занимали Япония и США (15 и 10 процентов соответственно). Интересно, что 100 лет назад страны, которые отмечаются сегодня наименьшими расходами на питание (американские, скандинавские, Япония), тратили примерно такую же долю, как народы СССР в начале 90-х годов XX ст. Следовательно, это и есть величина исторического расстояния по уровню экономического развития. В своем экономическом прогрессе человечество сперва пытается удовлетворить свои потребности в питании. Поэтому доля затрат на него в общей структуре семейных расходов начинает снижаться первой. Затем наступает очередь затрат на одежду, хотя здесь процесс "насыщения" происходит медленнее и может тормозиться различными обстоятельствами, в частности такими, как мода, традиции и т.п.

Труднее всего человечеству удовлетворить свои потребности в жилье. Удовлетворение этой важной человеческой потребности во всех странах мира является делом ценным, особенно там, где оно является предметом купли-продажи. Жилье, транспортные средства, предметы долгосрочного пользования являются товарами престижного спроса, подчеркивают социальное положение их владельцев, а поэтому со временем начинают занимать ведущее место в семейных расходах различных слоев населения.

При анализе "семейной экономики" надо обращать внимания не только источник доходов и структуру расходов, но и на разницу в доходах и экономическом положении различных слоев населения, на соотношение "богатых" и "бедных". Это позволяет предположить не только такие важные экономические процессы как совокупный и семейный спрос на различные виды товаров и услуг, но и делать выводы относительно социально-политической обстановки в стране в целом. Одной из ведущих характеристик социально-экономического устройства любой страны является стремление к т.н. "социальной справедливости". Проблема эта очень многогранная, довольно дискуссионные и имеет много проявлений. Подробно оно будет рассмотрено в последующих главах, но в контексте "семейной экономики" она проявляется как распределение совокупного дохода в стране между отдельными семьями.

Когда речь идет о "справедливый" (или "несправедливый") распределение доходов, то сразу встает проблема о "абсолютное равенство" или "абсолютное неравенство в получении доходов. Степень этой равенства или неравенства в получении доходов определяется в экономической науке т.н. "кривой Лоренца. Эта "кривая" позволяет делать вывод, насколько в данной стране реальное распределение доходов отличается от абсолютного равенства или неравенства (см. график).

Кривая Лоренца наглядно показывает степень неравенства доходов. Точнее говоря, отклонения кривой "фактического распределения доходов от линии абсолютного равенства" доходов отражает степень этого неравенства. Вполне понятно, что при соблюдении "равенства" доходов 20 процентов семей имели бы получить 20 процентов совокупной суммы семейных доходов, 40 процентов семей -40 процентов доходов и так далее.

В правом нижнем углу графика представлено абсолютное неравенство, т.е. ситуацию, при которой 1 процент семей получал бы 100 процентов совокупных доходов. Реально общество всегда находится в определенных границах между абсолютным равенством и абсолютным неравенством. Чем сильнее натянуть тетивами "лука Лоренца", тем большая степень неравенства в доходах между отдельными семьями. Возникает вопрос: хорошо или плохо, когда кривая "лука Лоренца" натянута сильнее и слабее? Этот вопрос остается сложнейшей проблемой не только всей экономической, но и родственных социологических и политических наук. Ведь в этом вопросе экономика очень тесно связана с социальной психологией, историческими традициями той или иной страны, с менталитетом народа, его вкусами, привычками и др.

Весь предыдущий исторический и экономический опыт человечества говорит, что нежелательно как очень сильно напрягать "лук Лоренца", так и бросить его натягивание совсем. Дело заключается в том, что приближения "кривой Лоренца" до линии "абсолютного равенства" в доходах (вещь на первый взгляд привлекательная с точки зрения христианской морали про равенство и братство) подавляет, но со временем полностью разрушает в обществе любые стимулы к продуктивной труда.

Проблема т.н. "социального равенства" все время натыкается на проблему фактического неравенства между людьми. Все мы приходим в этот мир разными физически, умственно, с разными способностями. Некоторые из них встречаются крайне редко. В любой стране в определенное время встречается немного людей, имеющих выдающиеся таланты в искусстве, математике, предпринимательстве и политике. Поэтому на общенациональном рынке труда спрос на исключительные способности всегда превышает предложение, а это приводит к повышенной оплаты этих талантов.

Даже люди с одинаковым типом способностей выполняют одни и те же функции и обязанности по-разному, с разной производительностью труда и разным качеством. Это зависит от их индивидуальности, физических данных, нервного и психического склада характера. Возникают новые проблемы: как оплачивать эти одинаковые по способностями, но разные по последствиям, результаты труда? Что важнее - сам факт труда или его результат? Если оплачивать одинаково по факту труда ", то люди, работающие с большей производительностью, обязательно перестанут работать в полную силу и спустяться до уровня тех, кто работает с меньшей производительностью. их можно понять - зачем напрягаться, если всем платят одинаково?

Если же всем платить по-разному, соответственно производительности и качества труда, то менее одаренная человек навсегда обречена жить беднее от своего более одаренного коллеги. Еще более усугубляется социально-экономическое неравенство отдельных лиц и семей в рыночных экономиках, которые базируются на частной собственности. Ведь она передается по наследству и может предоставлять ее держателю все большие доходы. В экономической истории человечества неоднократно предпринимались попытки уничтожить частную собственность с целью выравнивания различных доходов. Как правило, все эти попытки заканчивались печально. Последний эксперимент, который начался в октябре 1917 года, закончился не только грустно, но и трагически. Сегодня можно констатировать, что для нормального социально-экономического развития определенное неравенство доходов следует признать нормальной. Более того - это важный элемент социально-экономического устройства для поощрения трудовой активности людей. В свое время выдающийся экономист Джон Мейнард Кейнс справедливо заметил, что человечество всегда выбирает между равным "распределением нищеты или неровным распределению богатства".

 

Экономическая история человечества убедительно доказала, что социально-экономический прогресс сопровождается увеличением общего благосостояния с усилением неравенства в получении доходов отдельными семьями. Получается, что неравенство доходов - это именно та цена, которую общество (социум) платит по повышению общего уровня благосостояния своих граждан.

Экономическая история доказала, что любые экономические "лекарства" оказываются лишними, когда правительства добиваются, чтобы все семьи имели примерно одинаковый доход и благосостояние, и ставят препятствия на пути получения "чрезмерного богатства. Негативными последствиями сопровождается и прямо противоположная политика - дальнейшее обогащение "богатых" и ухудшение положения "бедных". Это с неизбежностью приводит к социальной напряженности в обществе и попыток со стороны беднейших слоев населения одибраты в богатых имущество и разделить его "справедливо" (вспомним идеологию Шариков "отнять и поделить").

Бывшие постсоциалистическая страны особенно болезненно переживают процесс перераспределения общественного богатства, не в последнюю очередь именно потому, что способы этого перераспределения не являются "справедливыми" с точки зрения перев.ажнои большинства населения, воспитанного в духе почти полного равенства доходов и соответствующего благосостояния. В конце 1992 года доля доходов 20% наиболее обеспеченных граждан в этих странах составила 40% всех доходов граждан, а доля доходов 20% беднейших слоев снизилась до 7%.

Ученые-экономисты давно пришли к выводу, что опасная социальная ситуация в стране возникает в тех случаях, когда 40% самых бедных слоев населения начинают получать менее 13-15% общей суммы доходов в стране. Экономисты и социологи также доказали, что расслоение граждан по уровню доходов и благосостояния не такое угрожающее в периоды экономического подъема и чрезвычайно взрыво во время кризиса. Отсюда и рецепты социально-экономической политики для правительств во время кризисов и в других фазах цикла.

Общий вывод таков: доходы могут и должны зависеть от последствий труда и размера собственности, но нельзя допускать слишком большой разницы в уровнях благосостояния и жизненном уровне отдельных семей. Это может очень плохо закончиться для всех граждан - и для тех, кто требует перераспределения доходов, и для тех, кто имеет слишком большие доходы. На протяжении всей длительной социально-экономической и политической истории человечество непрерывно производит экономические, социальные и политические механизмы и институты, которые бы позволяли решать сложные и противоречивые проблемы неравенства в доходах и стремлении бедных жить не хуже богатых. Рассмотрения этих институтов и механизмов и посвящены дальнейшие разделы книги.