"Правое крыло" либерализма - концепция "социальной экономики"

а) Едлер Людвиг фон Мизес (1881-1973р.р.) Выдающегося представителя австрийской школы "неолиберализма" Л. фон Мизеса по праву считают основателем и защитником этого направления в его "крайних формах.

За свою долгую научную жизнь он напечатал немало работ, основные из которых "Всевладна государство" (1944 p.), "антикапиталистическими менталитет" (1956 p.), "Теория и история" (1957 p.), "Либерализм в классической традиции" (1922 p.), "Социализм: экономический и социологический анализ" (1922 p.), "Основные начала экономической науки" (1962 p.).

Во всех этих работах Л. Мизес значительное место отводит "праксиологии", науке о человеческом поведении и деятельности, науке о человеческом выборе. Всю свою жизнь он доказывал, что существует лишь один принципиальный выбор - между капитализмом и социализмом, между рынком и планом, между свободой и рабством. Поскольку социализм как социально-экономический уклад олицетворяет собой тоталитарную систему подавления свободы, индивидуальности, а любое вмешательство государства ограничивает пространство человеческой свободы, Л. Мизес всю свою жизнь последовательно критиковал бюрократические системы и пропагандировал "свободное предпринимательство".

Он доказывал, что все надежды смягчить тоталитарные, бюрократические системы - бесполезны, что они должны быть разрушены, что поиски "третьего пути" - иллюзия. Централизованное планирование в любой форме не может быть эффективным в принципе из-за отсутствия "сформированных рынком цен".

Л. Мизеса принадлежит также собственная "теория циклов", согласно которой подъем можно достичь кредитной экспансией банков.

Вся огромное научное наследие Л. Мизеса - это попытки разработать универсальные принципы человеческого выбора вне исторического контекста, существующей социально-экономической структуры общества, характера и культуры. Такое абстрагирование от конкретики фактически означает игнорирование решающих факторов и условий, такой выбор определяют. Вместе с тем все его исследования направлены на обоснование свободного предпринимательства. Необходимо подчеркнуть, что Л. Мизес особое внимание придавал логике как такой, считая, что именно она способна обеспечить настоящий научный результат, в то время как другие методы исследований - исторический, эмпирический и т.д., - препятствуют и затрудняет логически последовательный подход к социально-экономическим явлений, а это сказывается отрицательно на результатах анализа.

Последовательная критика Л. Мизеса социализма как социально-экономического устройства и любого вмешательства государства в экономику была поддержана и продолжена его коллегой Фридрихом фон Хайек. Оба все свое творчество посвятили борьбе с социализмом, "интервенционизмом" и "дирижизмом". Именно они начали праву "неолиберальным волну". б) Фридрих Август фон ХЛЙЕК (1899 1992р.р.)

Ф. фон Хайека считают наиболее влиятельным теоретиком либерализма XX века. Австриец по происхождению, он вскоре переезжает в Лондон и возглавляет "Лондонскую школу" неолиберализма. Поэтому англичане с полным на то правом считают его выдающимся британским экономистом. Будучи энциклопедическую образованным человеком и работая всю свою долгую жизнь в области философии, экономики, права, социологии, политологии, антропологии и истории науки, Ф. Хайек получает Нобелевскую премию (1974 г.) за "пионерные работы в области теории денег и экономических колебаний, а также за глубокий анализ взаимозависимости экономических, социальных и институциональ-ных явлений. Поэтому представители "институционализма" также с полным на то основанием считают его своим теоретиком, а представители многочисленных отраслей знаний, которые он не обошел своим вниманием любознательный, также имели "виды" на этого блестящего ученого.

С определенной долей условности можно утверждать, что основные научные интересы Ф. Хайека все же сосредоточивались вокруг экономических, философских, правовых и политических проблем рыночной экономики, либеральные ценности которой он отстаивал всю свою долгую жизнь, и последовательной критике социализма как строя, который подавляет человека и ведет его к рабству (одна из лучших его работ так и называется "Дорога к рабству", 1944 г.) Многотомных научное наследие выдающегося ученого XX века охватить просто невозможно, но краткий обзор лишь некоторых работ в контексте нашего разговора - сделать необходимо. В этом смысле нельзя обойти существенный вклад Ф. Хайека в истории социально-экономической науки: "Исследования по философии, политике, экономике и истории идей" (I том - в 1967 p., II том - в 1978 г.) обобщает представления Ф . Хайека о философских и методололгичних аспектов процесса познания.

Как выдающийся теоретик "либерализма и неолиберализма" Хайек заявил о себе такими всемирно известными произведениями как "Дорога к рабству" (1944 г.) и "Основной закон свободы" (1960) (в переводе на некоторые языки "Конституция свободы" . Уже в этих работах было изложено своего рода кредо автора относительно правовых основ общества, основанного на идеалах либерализма. Дальнейшие его произведения, посвященные этим проблемам были объединены в тритомне издания под названием "Право, законодательство и свобода" (издавались в 1973, 1976 и 1979 PP). В этом тритомнику автор оценивает правовые и политические основы западной демократии, показывает, в чем они противоречат идеалам подлинного либерализма, накреслюе пути и меры, которые бы приблизили их к идеалов.

Последняя из выдающихся трудов Хайека - "губительная самонадеянность: ошибки социализма" (1988 г.) фактически подводившего итог 65-летней плодотворной научно-публицистической деятельности ученого, гражданина и демократа, обеспокоен судьбой человечества. Написана очень живо и доступно, эта книга представляет собой своего рода Манифест сторонников "либерализма" против адептов "социализма". Издана в 1992 г. на русском языке эта книга вместе с "Дорогой к рабству" представляет собой особый интерес для нашей страны, в частности в плане событий, которые произошли вскоре и полностью подтвердили правоту ученого. Каждый беспристрастный читатель найдет немало интересного в этих и других произведениях - от происхождения свободы, собственности, справедливости к роли религии, морали и традиций в развитии обществ, ошибок тоталитарных режимов, борьбе с которыми Хайек посвятил свою жизнь.

Методологический субъективизм и индивидуализм Хайека вызвало еще одну характерную черту - микроэкономические направленность его доктрин и отрицание им макроэкономического подхода как такового. По его мнению, все те, кто оперирует макроэкономическими зависимостями (кейнсианци, марксисты, монетариста и другие) - далеки от реальной действительности, поскольку в основе реального хозяйствования лежат индивидуально-психологические оценки и мотивы хозяйствующих субъектов. С этих методологических основ Хайек и все представители "неоавстрийськои школы" выступают против неоклассическом "теории равновесия". Они считают, что "общего равновесия на макроуровне не может быть в принципе.

Едва ли не ведущее место во всей методологической конструкции Хайека занимает его "теория порядков. Последнюю можно считать одновременно и одним из главных методологических принципов и центральным звеном всей концепции либерализма Ф.ф.Хайека. Категория "порядка" (от немецкого "ordo" - порядок, строй, устройство) при анализе типов исследуемых социально-экономических систем приобретает действительно ключевого значения: идея "спонтанного порядка", "расширенный порядок человеческого сотрудничества", "тотальный порядок" и т.д. Эти основополагающие категории в дальнейшем вошли в арсенал всех теоретиков "социальной рыночной экономики" ( "социального рыночного хозяйства" в немецком варианте).

Ключевая идея Хайека - концепция "спонтанного порядка", который возникает не в результате какого-либо плана, а стихийно, в процессе повседневного развития "традиционных и нравственных практик. "Спонтанный порядок" за Хайек, как это ни странно, превосходит по всем своим характеристикам, и прежде всего, за "справедливостью и эффективностью" любые другие "социально-экономические порядки" *. По логике Хайека, история человеческой цивилизации ничто иное, как "спонтанное" возникновения (на основе традиций, морали, права, привычек, установок) определенных форм социальной и экономической организации. Эти формы не зависят от человека, вырабатываются "спонтанно", часто являются следствием стечения обстоятельств. По логике Хайека, рыночная экономика, "естественная" в своей основе, возникает и эволюционирует в результате взаимодействия людей.

Методология Ф.фон Хайека. Методология этого выдающегося мыслителя заслуживает не только придирчивого изучения, но детального рассмотрения с точки зрения новейших подходов к решению самых сложных процессов социально-экономического бытия человечества. Эта методология, в первую очередь, характеризуется своего рода социологическим подходом к анализу общественных, в том числе и экономических явлений. В круг исследуемых им проблем сразу включаются не только чисто экономические проблемы, но связанные с ними социальные, политические и этические аспекты жизни общества. При этом собственно экономическое содержание названных явлений, как правило, подчиняется деянию и влияния других составляющих. По мнению Хайека, экономические явления в принципе не могут быть выражены "объективно", поскольку они отражают лишь субъективные представления людей. Отсюда Хайек делает заключения о коренное отличие методологии общественных и естественных наук, в которых "объективные" категории вполне отвечают природе объекта, что изучается.

Рассматриваемая черта методологии Хайека органически связана с другой - Индивидуализмом и субъективизм. Эта вторая особенность методологии Хайека родственен "неокантианством" проповедь об ограниченности человеческого разума и основывается на представлении об отсутствии объективных критериев истины при анализе социально-экономических процессов, поскольку каждый исследователь вносит в процесс исследования собственное мировоззрение и собственные ошибки. Поэтому задача общественных наук вообще, "социальной экономики" в частности, заключается не в том, чтобы выявить объективные законы социально-экономического развития, а в том, чтобы отыскать пределы познания социально-экономического развития. По мнению Хайека, познавательные возможности человека ограничены, и не следует требовать от науки ничего, кроме субъективно-психологических оценок социально-экономических явлений. Отсюда Хайек делает вывод о принципиальной невозможности математизации социально-экономической науки.

Методологический субъективизм Хайека фактически означает признание "непизнаваемости" экономических явлений, поскольку теоретическая модель экономики, по его мнению, строится исследователем на субъективном и произвольном выборе отдельных элементов действительности. Следовательно, такая модель не может дать действительно научного знания об экономике, независимого от субъективного опыта исследователя.

Это вовсе не означает, что люди не могут целенаправленно влиять на характер ее формирования. Дело в том, что рыночная экономика развивается по своей внутренней логике, обусловленной повседневной человеческой практикой, состоящий из практических навыков, знаний, привычек, традиций. Преимущественно это "неявные знания", оно не осознается его носителями, не может быть отделено от них, формализованы, обобщены в каких-либо теориях, а, тем более, положенное в основу целенаправленной политики. Такое знание представляет собой "рассеянный" и "скороминущу" продукцию, информацию о конкретных условиях и событиях, информацию, которая "устаревает" в процессе ее возникновения. Только "спонтанный" по своему характеру "рыночный порядок", методом проб и ошибок, может "переварить" и пропустить через себя этот гигантский поток информации. Поэтому самый характер знания, лежащего в основе эволюции "рыночного порядка, полностью исключает, по мнению Хайека, саму возможность какого-либо вмешательства в этот процесс без угрозы его разрушения. Он утверждает, что знания о "рыночный порядок" в корне отличаются от знаний о природных или технологические объекты и системы. Последние в виде конкретных данных, формул, графиков легко поддаются формализации и могут быть использованы для сознательного управления такими объектами и системами.

Хайек считает, что именно "спонтанный" рыночный механизм через систему цен, изменения соотношений спроса и предложения, рекламу и другие средства, систематически информирует всех агентов социально-экономической системы о том, что, где, как и когда производить, покупать и продавать, и , тем самым, обеспечивает координацию действий участников рынка. Следовательно, помимо прочего, рынок он рассматривает как своеобразный информационный механизм, обеспечивающий получение не случайный, а системного знания о "социальную экономику", без которого невозможна эффективная хозяйственная деятельность. С этих методологических позиций Хайек полемизирует не только с адептами социализма, но и с представителями "кейнсианство" и "неоклассицизма", которые считали, что рынок представляет собой социально-экономический механизм, который предназначен распределять ограниченный и определенный объем ресурсов соответственно объема и структуры потребностей потребителей. Если бы проблема заключалась в таком распределении, утверждает Хайек, то рынок по присущей ему конкуренцией вообще был бы не нужен. С такой задачей лучше справилась бы система планового распределения продуктов из единого центра. Рынок же, утверждает Хайек, имеет то неоспоримое преимущество, что он способен эффективно распределять те ресурсы, которые ранее не были и не могли быть выявлены, на хозяйственные цели, которые ранее не были и не могли быть учтены. Конкуренция, пишет Хайек, это эффективный способ направления неизвестных ранее ресурсов, которые постоянно вовлекаются в производство, на неизвестные цели, которые постоянно возникают. Хайек отмечает, что только рынок способен выявить, распространить и эффективно использовать ранее неизвестные данные о потребностях, ресурсы и технологии, которые постоянно меняются. Хайек доказывает, что любое внешнее вмешательство в "спонтанный порядок" рынка может лишь подорвать его механизм и навредить экономике в целом. Более того, любой сознательный контроль над хозяйственным жизнью, любая социально-экономическая политика (то ли антикризисная, антициклична политика или политика "полной занятости", экономического роста, регулирование денежной массы, или борьбы с инфляцией) в принципе невозможна, поскольку она неспособна учесть и использовать тот массив знаний и информации, который необходим для ее успешной реализации. Такие же разрушительные последствия для экономики, по его мнению, будут иметь любые попытки реформирования и усовершенствования "рыночного порядка" независимо от того, какими намерениями руководствуются лица или правительства, которые посягают на этот "порядок". Хайек даже усиливает эту мысль, доказывая, что "рыночный порядок" не имеет даже ничего общего с морально-этическими нормами, которые отстаивают представители тех или иных социальных слоев, классов, партий, требующие большей справедливости, большего равенства в распределении доходов, имущества, благосостояния и т.д. В этом контексте он уделяет значительное внимание проблеме ограничения принципа "естественной свободы" в пользу растущим групповым интересам, которые наносят ущерб всему обществу и каждому индивиду в частности. Он призвал ограничить власть парламента и правительства, с одной стороны, "этическим кодексом", а с другой - повсеместным внедрением конкуренции в ихню деятельность. Весьма интересной была его предложение не только как можно большего разделения властей (на три - пять независимых ветвей), которые бы контролировали друг друга и конкурировали друг с другом, но внедрить конкурентную среду в такие области государственного суверенитета, как, например, формирования предложения денег .

Деньги, по мнению Хайека, вообще не должны выступать в роли инструмента экономической политики государства, которая имеет целью обеспечение постоянного темпа прироста денежной массы в обращении в соответствии со спросом на деньги (как предлагают "монетариста"). По мнению Хайека, это противоречит самой природе данного явления. Стабильность денежной системы, считает Хайек, достигается только на пути ее либерализации, который предусматривает отмену правительственной монополии на эмиссию денег и замену ее конкуренцией частных эмитентов. Это можно осуществить путем предоставления права эмиссии сразу нескольким банкам. Рынок сам решит, чья денежная политика - самая лучшая. А центральный банк навсегда потеряет возможность эмитировать избыточную количество денег для покрытия бюджетных дефицитов, вызывая тем самым инфляцию и дестабилизацию экономической системы в целом. Такая позиция направлена как против коллег "либералов" (монетаристив), так и против их главных оппонентов "кейнсианцив", которые считали деньги основным инструментом государственного влияния на экономику.

"Кейнсианство" вообще является главным объектом критики Хайека. Теории Кейнса он противопоставляет свою методологию не только в целом, но и по отдельным позициям доктрины. Для "микроекономиста" Хайека неприемлемым вообще есть "макропидхид" Кейнса к анализу явлений рыночной экономики. По мнению Хайека, такой подход в принципе неадекватен и неприемлемый для реальной действительности, где все экономические решения принимаются лишь индивидами и только на основе их субъективных оценок и предпочтений. Кейнсианской концепцию "совокупного спроса" Хайек считает необоснованной через неучет соотношений в структуре спроса и структуре предложения. При определенном различии таких структур, отмечает Хайек, товары не будут реализованы независимо от общего объема совокупного спроса.

Под огонь критики Хайека подпадает и объяснения Кейнса причин безработицы. Оно тесно связано с теорией "делового цикла" Хайека. Логика Хайека такова: во время подъема цены на товары растут быстрее, чем заработная плата, в связи с чем реальная заработная плата может даже уменьшаться. Это создает условия для роста занятости рабочей силы, но уменьшает спрос со стороны предпринимателей на инвестиционные ресурсы, в конце концов приводит к спада производства. Наоборот, в условиях спада уровень реальной заработной платы может возрастать (номинальная зарплата сокращается медленнее, чем снижаются цены), спрос на рабочую силу спадает, но со временем возрастает инвестиционная активность.

Еще одна причина безработицы, по мнению Хайека, - чрезмерные требования профсоюзов. Безработица связано не с недостаточным уровнем эффективного спроса, как полагал Кейнс, а с высоким уровнем зарплаты вследствие чрезмерных требований профсоюзов. Это приводит к сокращению прибылей предпринимателей, вынуждает их уменьшать спрос на труд. По логике Хайека, поскольку именно профсоюзы с их требованиями являются причиной безработицы, не следует возлагать ответственность за безработицы на правительство, а правительство не должен ничего делать для ее устранения.

Под этим же углом зрения Хайек подвергает критике и кейнсианской концепцию регулируемой денежной массы. Хайек утверждает, что использование умеренной инфляции как средство борьбы с безработицей в действительности лишь усиливает безработицу и еще и дополняет ее инфляционным процессом. Дело в том, объясняет он, что это приводит к неравномерного роста цен, а по этой причине - и нерационального использования ресурсов. Они направляются в отрасли с искусственно высокой конъюнктурой, вызванной ростом цен. Для поддержания такой "искусственной" конъюнктуры государство должно делать все новые денежно-кредитные инъекции. Это усиливает инфляционный процесс, в результате чего возникают структурные диспропорции, которые ведут к росту безработицы. "Кривая Филипса" Хайек считает "мифом", а решения всех социально-экономических проблем советует искать не "искусственными" средствами, а на пути развития "свободной рыночной экономики".

Во всей творчества Хайека огромное место отводится противопоставление "естественных, спонтанных" процессов и "неестественных, искусственных". С этих методологических основ он ведет и свою критику социализма, как такового, что подрывает "естественный ход" общественно-исторического процесса, лишая его внутренних движущих сил развития.

Ф. Хайек противопоставляет "естественный" по своему характеру "рыночный порядок" искусственно созданному "тоталитарном порядке" социализма. Капитализм он называет "расширенным порядком человеческого сотрудничества", который возник "естественным путем" вследствие отбора определенных моральных норм, а "социализм" является "искусственно" Сконструированный социально-экономической системой. За "рыночный порядок" (капитализм) он ратует том, что "спонтанно", естественным образом возникающие система всегда совершеннее за "искусственно созданную. Не случайно, отмечает он, за "рыночного порядка" вырабатывается и накапливается больше знаний и богатства, чем это возможно в "планово-управляемых экономике". Концентрация экономической власти в руках плановых органов крайне негативно сказывается на всех сторонах жизнедеятельности общества. Централизованная плановая экономика, по мнению Хайека, лишена тех механизмов компенсации ошибок хозяйствующих субъектов, которые действуют в "рыночном порядке. При таком порядке хозяйственные решения принимаются всеми субъектами экономики. Поэтому ошибки одних неизбежно компенсируются успешным хозяйства других. "Централизованная экономика" припущенные ошибки замечает и исправляет лишь "задним числом" - после того, как экономике нанесен непоправимый ущерб. Хайек пишет, что "рыночный порядок" имеет наивысшую способность использовать "рассеяны, неявные знания" благодаря присущей ему рыночной конкуренции, которая является единственным известным человечеству средством информирования для хозяйствующих субъектов. Плановая система неспособна ни использовать "неявные знания", ни заменить его чем-то адекватным. Такая система ликвидирует экономическую свободу граждан и превращает их из активных действующих субъектов хозяйствования на пассивные объекты централизованного планирования.

Протиставляючы капитализм и социализм, Хайек различает два типа регулирования отношений между людьми. С одной стороны, это "инстинкты", которые отображают биологическую природу человека, а из второго правила "расширенного порядка человеческого сотрудничества" как системы человеческого поведения в обществе, особенно относительно добродетелей, соглашений, частной собственности, конкуренции, прибыли и частной жизни ". 1 Правила "расширенного порядка", в отличие от "инстинктов" (передающимися биологическим путем) распространяются благодаря традициям, обучению и подражания. Человеческое сообщество живет в двух системах правил, которые находятся в конфликте друг с другом, поскольку правила "расширенного порядка" заставляют человека воздерживаться от поступков, к которым их толкают их инстинкты (например, захват и присвоение чужого имущества, нарушение соглашений и т.д.).

Чрезвычайно негативно Хайек относится также к самой идеи "социальной справедливости", которую он также связывает с "колективистським инстинктом" социализма. Т.н. "социальную справедливость" можно внедрять только при условии "административного деспотизма", который объективно нарушает "естественный социальный порядок". Но это Тору путь произволу, бюрократизма, блокирует экономическую свободу, искажает рыночные сигналы. Хайек отмечает, что чем больше регулируется общественную жизнь, тем большее количество людей пользуется привилегиями гарантированного дохода, что приводит, в конце концов, к изменению общественных ценностей. Общественный статус человека начинает зависеть не от его трудолюбия и способностей, а от "категории" обеспечение. Таким образом, подрываются стимулы активной экономической деятельности. Человек должен сам заботиться о своем материальном и социальном благополучии. Государство должно взять на себя лишь функции пенсионного обеспечения, помощь по безработице, немного в области здравоохранения и образования.

Неолиберальным направленность доктрины Хайека состоит в том, что он предлагает ограничить роль государства исполнением "институциональных" функций, т.е. поддержкой деяния "рыночного порядка. Социальные проблемы государство может решать только в пределах расходной части бюджета. Трудоспособные члены общества получают только заработанные деньги, и не получают помощи от общества. "Социальное неравенство", считает Хайек, - явление закономерное и способствует развитию общества. Справедливой есть такая форма распределения, которая способствует развитию производства.

Главный произведение Хайека, направленный против социализма - "губительная самонадеянность: ошибки социализма". Его главная идея заключается в том, что любые "искусственные реформаторы, прежде всего социалисты, имеющие пагубную самоуверенность" вмешиваться в "спонтанный порядок" общественно-экономической эволюции. Базовыми институтами, которые прошли испытание временем (так сказать, "естественный отбор"), Хайек считает конкуренцию, свободу и частную собственность. Именно эти институты сформировали современное высокоразвитые общество и сделали "естественный отбор" систем. С его точки зрения, единственно возможный путь развития человечества - "рыночный порядок". Поэтому проблему выбора между "рыночным порядком" и "тоталитарным порядком" он трактует как вопрос о само существование человеческой цивилизации. Он отмечает: "Спор о" рыночный порядок "и" социализм "- есть спор о выживании - ни больше, ни меньше. Подражание социалистической морали привело бы к уничтожению большей части современного человечества и знедолення основной массы тех, кто остались" .

Очень скептически Хайек относится к деятельности всех и всяческих реформаторов, как демократических и социалистических.

Деятельность реформаторов, которые пытаются внести в процесс общественного развития "сознательное преследование определенных целей" он трактует как "пережиток инстинктивно этики малого стада". "Пагубную самонадеянность" реформаторов, прежде всего социалистов разных сортов, он усматривает в преувеличении ими разума в цивилизационном процессе, что дает им основания вмешиваться в спонтанный ход "общественно-экономической эволюции. Хайек резко осуждает эту пагубную самоуверенность ", по которой человек якобы может" лепить "окружающий мир по своим представлениям. "Моральные нормы и традиции, а не интеллект и расчетливый разум позволили людям подняться над уровнем дикарей", - отмечает вчений.1 Любое "социальное реформаторство" он считает недопустимым волюнтаризм. В течение длительного времени вся социально-экономическая философия Хайека, как и всей "англо-австрийской" школы с ее "доктриной невмешательства", считалась пережитком крайнего и старомодно либерализма. Однако кризис "кейнсианство" в 70-е годы, и крах "марксизма" в 80-90-е годы, заставил по-иному взглянуть на эту влиятельную течение, особенно в ее современных проявлениях, в частности представителей т.н. "левого крыла".