Пределы и перспективы регулирующей деятельности государства

Современная экономика - это система, состоящая из экономики предприятий (микроэкономики), национальной (макроэкономики и мировой экономики. На современной стадии усуспильнення производства и обмена в большинстве стран определяющей является национальная экономика, а другие - производными от нее. Поэтому еще долгое время будут оставаться актуальными рассмотренные ранее функции по регулированию национальной экономики - разработка и реализация финансовой, кредитной, инвестиционной, денежной, налоговой политики, социальное регулирование общества, а государство некоторое время будет незаменимым субъектом для осуществления этих функций.

Однако, когда речь идет о перспективах регулирующей деятельности государства, надо учитывать такое обстоятельство. Эта деятельность в значительной мере обеспечивается средствами государственного бюджета. Однако уже долгое время в развитых странах расходы бюджета превышают его доходы, что свидетельствует о неэффективности государственного регулирования. Вдобавок растущий дефицит покрывается за счет увеличения государственного долга. Действительно, как решить реальную противоречие? С одной стороны, в развитых странах государство в основном справляется с функцией экономического и социального регулирования, а с другой - одновременно растут дефицит государственного бюджета и государственный долг. Решение этого противоречия попробуем найти в единстве этих противоположностей, а именно: рассмотрим рост государственного долга как условие и средство нормального осуществления государственного регулирования.

Как уже отмечалось, государство по своей сути не является собственником средств производства и его регулирующая деятельность не с хозрасчетной. Превышение расходов государства над его доходами в демократическом обществе означает одно: с дефицитом живет не государство, а общество. За стабильность экономических и социальных условий, которая достигается благодаря государственному регулированию, общество должно платить. Она соглашается (мирится с тем, что старый государственный долг практически не возвращается (он может рассматриваться как плата за стабильность в предыдущий период), и уплачивает опять по настоящее спокойствие, что и находит выражение в росте государственного долга. Конечно, плата каждого члена общества фиксируется, в частности, в накопленных облигациям государственного займа. И на самом деле государство выплачивает старые займы, однако это происходит за счет выпуска все новых займов в больших размерах, чем ранее. Приобретая новые облигации, население таким образом пидгримуе державу в ее деятельности. Оно не может отказаться от покупки облигаций новых займов, потому что государство обанкротилась бы, нарушилась бы экономическая и социальная стабильность общества, в результате чего владельцы облигаций ничего на них не получили бы. Следовательно, государство и население в этой ситуации тесно связаны, причем эта взаимосвязь и взаимозависимость постоянно ужесточаются, о чем свидетельствует рост государственного долга.

Если в стране длительное время государственный бюджет является бездефицитным, можно сделать вывод, что в ней цели экономического развития преобладают над социальными. Если же дефицит государственного бюджета и соответственно государственный долг растут, страна находится на более высоком уровне развития, и приоритет имеют социальные цели. В этом проявляется единство экономического и социального регулирования в деятельности современного государства, причем экономическое развитие все больше направляется на решение социальных задач, «оплодотворяется» социальным, все больше превращается в социальный.

Люди видят непрерывный рост государственного долга, и у них возникают вопросы: какие критерии его величины и границы? И критерии, и границы достаточно размыты, поскольку, если величина расходов на управление частными и акционерными фирмами корректируется конкуренцией на рынке, который признает только общественно необходимые затраты, то в случае с государством рыночный механизм не может быть примененным. Ведь государство не с чем сравнить, она - монополист. Поэтому внешние критерии оценки затрат на ее деятельность не работающих длительное время, и критерии эти зависят от внутренних тенденций развития самого государства, ее саморазвития. А дело здесь в том, что государственные функции имеют тенденцию непрерывного расширения, государственное регулирование охватывает все новые сферы и отношения. Государственный аппарат, который выполняет эти функции, также имеет тенденцию к непрерывного расширения. Соответственно, увеличиваются затраты общества на содержание государственных чиновников.

В определенный момент затраты на увеличение государственного аппарата начинают превышать доходы, поступающие в бюджет в результате нормальной деятельности по регулированию народного хозяйства. Однако государственный аппарат продолжает расширяться, что сопровождается ростом государственного долга. Пределы этого роста также трудно определить. Кроме монопольного характера регулирующей деятельности государства, оценка ее эффективности затрудняется еще одним обстоятельством. До последнего времени затраты предприятий на управление материализовались в товарах качестве продукции этих предприятий. Рынок оценивал величину этих издержек непосредственно при реализации товаров. Государство как экономический субъект, в отличие от всех других экономических субъектов, всегда предоставляла услуги по регулированию экономического и социальной жизни. Качество этой услуги, как и любой другой, оценивается не непосредственно при ее предоставлении, а, как правило, значительно позже. Здесь появляется возможность относить недостатки регулирования на счет предыдущих правительств, не допуская сомнений относительно эффективности нынешней системы государственного регулирования.

В условиях сложности внешней оценки численности и эффективности работы государственного аппарата пределы его рост предопределяются природой его саморазвития. На определенном этапе государственный аппарат слишком «розбухае», а система государственного управления обюрокрачуеться.

Это случилось и с системой государственного управления в западноевропейских странах в 70-х годахXX ст. Объем государственных законодательных актов, распоряжений и постановлений, регулирующих экономическую жизнь, начал измеряться тысячами томов. Сеть законодательства оповила экономическую жизнь. Например, одним из условий нормального существования рынка и конкуренции является возможность в случае экономической необходимости быстро учредить новое предприятие в любой отрасли. Однако для того чтобы создать новое или расширить существующее предприятие, надо получить разрешение от десятков различных ведомств, а это требует много времени. Так, в Западной Германии при оформлении заказа на строительство в 1966 г. необходимо было учесть 48 законов и распоряжений, а в 1980 - уже 225.

Следствием этого стало замедление принятия экономических решений, ограничения предпринимательской инициативы, подрыв конкуренции. Бюрократизация управления обусловила, как уже отмечалось, чрезмерные расходы государства из бюджета на содержание государственного аппарата. Это повлекло за собой значительное увеличение налогов и государственного долга, так заемный капитал в значительных размерах вместо производственной сферы спрямовувався в сферу государственных финансов, а это ограничивало производственную активность, темпы экономического роста. В связи с замедлением развития производства увеличилось безработицы. Оно достигло рекордных за послевоенное время размеров: если в начале 70-х годов число полностью безработных в западных странах составляла почти 8 млн. человек, то в 1984 г. она достигла 32 млн. Высокими были темпы инфляции - до 15 процентов в год в Великобритании, США, Италии. В конце концов, стало очевидным, что доминирование государственного регулирования социально-экономического развития исчерпало себя.

В западноевропейских странах произошел переход к новой системе управления экономикой. В ее основу положен экономическую доктрину, которая получила название «неоконсерватизм» (неолиберализм). Она исходила из классического представления о капитализм как систему, которая самонастроюеться, регулятором которой является рынок. Неоконсерватизм провозгласил значительное свертывание государственного регулирования, усиления роли рынка и стимулирование частного сектора. В отличие от консерватизма начала века, исходил из принципа невмешательства государства в экономическую жизнь, неоконсерватизм допускает определенное участие государства в регулировании экономики, однако существенно ограничивает непосредственную активную производственную деятельность государства. В новых условиях рынок и государство начали играть важную роль в регулировании современной экономики, дополняя друг друга. На соотношение этих функций обратил внимание П. Самуельсон, подчеркивая, что рыночный механизм определяет цены и производство во многих сферах, в то время как государство регулирует рынок через налогообложения, расходы, регулирование. Обе стороны - рынок и государство - существенные. Управлять экономикой в отсутствии того или другого - все равно, что пытаться аплодировать одной рукой.

С переходом к новой системе управления, известной под названиями «рейганомика», «тетчеризм» и др., были снижены налоги, уменьшены социальные расходы государства, введены ограничения в отношении государственной собственности и модернизировано. Однако функции финансового, кредитного, денежного регулирования в национальной экономике остались в компетенции государства. Практика подтвердила вывод, что эти макроэкономические функции является специфической сферой общественных отношений и нуждаются именно государственного регулирования.

Конкретным признаком чрезмерного распространения регулирующей деятельности государства является снижение показателей социально-экономического развития общества. Негативные последствия имеет и чрезмерное свертывания регулирующей роли государства в экономической и социальной сферах. При этом усиливается стихийное рыночное регулирование экономики, проявляются признаки экономического кризиса. Итак, целью государственного регулирования экономики является обеспечение гармоничного, оптимального социально-экономического развития общества.