Европейская модель социальной экономики

Исторически Европа раньше другие регионы мира развила рыночные системы, которые со временем претерпели незаурядный сочетание с государственным сектором и развитыми социальными системами.

Рынок стверджувався в течение длительного времени и очень болезненно. Европейский континент испытал не одно социальное потрясение и одну гражданскую войну раньше, чем утвердилась рыночная мотивация труда. Однако до середины XX века единой "европейской" рыночной модели просто не существовало. Каждая европейская страна адаптировала рыночные принципы с присущими им отношениями двух ведущих сил - труда и капитала - в соответствии со своими конкретных и неповторимых условиях. Англия как "промышленная мастерская мира" раньше других стран через социальные противоречия и гражданское противостояние начала производить определенные формы социального конформизма (английский "тред - юнионизм").

Со временем, однако, наиболее совершенной формы "социальная рыночная экономика" (в немецком варианте "социальное рыночное хозяйство") приобрела в Германии. Национальную специфику в создании неповторимых "социальных экономик" продемонстрировали в послевоенный период Франция и Италия, а "скандинавские страны" не просто выработали неповторимую "скандинавская модель", но в некоторых отношениях опередили ее учредителей и основателей. По утверждениям исследователей, "скандинавская модель" представляет собой систему взаимосвязанных факторов, ни один из которых нельзя изъять, не нарушая всю социально-экономическую конструкцию. Основа этой модели заключается в "социальной договоренности" между организованным рабочим движением и крупным капиталом. Корни этой модели связывают с приходом к власти социал-демократических правительств (Дания -1929 p., Швеция и Норвегия - 1932 p.). Но как специфическая "скандинавская модель" она оформилась лишь в конце 70-х годов. Помимо прочего, она предусматривала решение проблемы использования национальных ресурсов, который соответствовал бы потребностям каждого гражданина страны с учетом его социально-экономического положения и социального статуса в обществе.

В рамках обозначенной "скандинавской модели" особого внимания заслуживает модель т.н. "шведского социализма".

Слова т. зв. "шведский социализм" приняты в кавычках именно потому, что, как известно, Швеция является типичной капиталистической страной, с устоявшимся рыночными традициями и никогда не находился в плену ортодоксальных "социалистических идей". Но еще в начале 30-х годов в Швеции начала на практике утверждаться социал-демократическая идеология. Еще в 1928 г. тогдашний премьер-министр П. Ханссон объявил о создании в Швеции "народного дома", который должен ликвидировать социально-экономические барьеры между трудом и капиталом, между богатыми и бедными. Тогда же реформистские по своему духу рабочий движение провозгласил "средний путь" между капитализмом и социализмом, что означало на практике сочетание двух начал - рыночной экономики (капитализм) и социально ориентированной системы перераспределения общественного продукта (социализм). На замысел "функциональных социалистов", демократическое государство должно осуществлять функции перераспределения национального дохода с целью достижения большей социальной справедливости. К числу фундаментальных элементов "шведской модели" социальной (а не социалистической!) Экономики следует отнести следующие: сохранение частно-капиталистической собственности на средства производства с соответствующей формой хозяйствования, развитые рыночные системы и механизмы, значительное государственное регулирование экономики, безусловное признание демократических ценностей, достижения социального мира на основе партнерства труда и капитала, перераспределение общественного продукта с помощью активной социальной политики государства, исходя из целей полной занятости и повышения благосостояния трудящихся.

"Шведская модель", несомненно, заслуживает самой придирчиво внимание, поскольку этой стране удалось осуществить "структурную перестройку" без ощутимых социальных потрясений и невзгод, которые переживают практически все постсоциалистическая страны. Абстрагуючись от конкретики и национальной специфики "социальных экономик" европейских стран с целью типологизации некой усредненной "европейской модели" можно отметить, что она начала формироваться лишь после II мировой войны в связи с образованием "общего рынка" на принципах Европейского экономического сообщества. И теперь, когда к ЕЭС входят все ведущие страны Западной Европы, можно утверждать и о "социальную рыночную модель, характерную для большинства европейских стран.

Среди наиболее отличительных ее черт следует назвать создание единого рыночного пространства вместе с завершением создания единой валютной системы на базе "евро". Все названные процессы происходят на фоне сохранения политически независимых государств. В этом, кстати, и заключается главное отличие "европейской модели" от "модели Соединенных Штатов", где рыночная модель охватывает отдельные штаты, входящие в единое государство. Общеевропейская модель рынка и сегодня сохраняет "национальные мундира" отдельных стран (Англия, Франция, Германия, Италия и т.д.). В Европе немало сторонников "национальной замкнености" и "национальной самобытности". В плане чисто социальном "европейская модель" отмечается обеспечением социальной стабильности как на уровне отдельных государств, так и в ЕЭС в целом. С этим связана и традиционно высокая доля государственной собственности и государственных расходов в ВВП европейских стран.